PDA

Просмотр полной версии : Психология


Жанятка
16.05.2010, 12:06
Женская идентификация – спасибо не слишком хорошей матери

Став женщиной и выйдя из семьи, необходимо обладать в себе качествами ребенка (Ид), женщины (женская идентификация) и личности (self). Т.е. женщина чувствует себя попеременно то ребенком, то женщиной, то человеком, личностью без акцента на половых признаках. И опираясь на это чувствование, узнает и реализует свои важнейшие потребности в контакте со всем миром, а не только с семьей. Например, она может искать в окружающей реальности материнские фигуры, которые смогут дать то, что не додала мать настоящая. Да и не могла дать в силу своих индивидуальных несовершенств. Женщина обращается к тем женщинам, которых воспринимает как старших, мудрых, опытных, ведающих и успешных в своих женских ролях. В сказочном материале такие женщины представлены как Феи или животные женского рода. Например, Корова в «Крошечке-ховрошечке», или Добрые феи в сказке «Спящая красавица».

Есть что-то неизмеримо важное, что женщина может получить только от женщины. Причем, как видно из повторений в сказочных сюжетах, не только от положительной части женщины, но и ее теневой стороны. В семье мы наблюдаем аналогичную ситуацию.

Сколько бы не говорили о безусловной любви и принятии женщиной своего ребенка, все-таки такое отношение относится к области идеализации. Настоящая мать не только далека от идеала (Карл Витакер утверждал, что мать не должна быть идеальной, а должна быть лишь достаточно хорошей), но и привнесением в контакт с дочерью негативного, темного и плохого в себе делает очень важную для развивающейся дочери работу - знакомит дочь с теневыми сторонами жизни, человека и женщины и позволяет приспособиться и к такому совершенно необходимому опыту.

«Достаточно хорошая мать» предстает для дочери не только в образе доброй матушки, практически святой в своей добродетели, но и в образе Мачехи. Взаимодействие дочери с Мачехой в сказках описывает те условно негативные аспекты отношений между женщинами, с которыми неминуемо встретится каждая женщина в реальности.

Один из этих важных аспектов – женское соперничество за мужчину. Перевоплощаясь в Мачеху, мать перестает быть Исключительно Доброй матерью, но скорее может и проявляет по отношению как к дочери, так и к отцу сопернические мотивы и действия. В такие моменты она больше не мать, а скорее – разгневанная посягательством дочери-соперницы женщина. И этот аспект взаимодействия должен быть отыгран в жизни и содержание его, опыт, который он дает, должен быть ассимилирован дочерью.

Но Мачеха – это не только соперничающая за мужчину женщина. Содержание этого образа шире и охватывает все то, что является социально запретным для женщины. Например, агрессия, самодостаточность, ум, некрасивость, способность манипулировать, поглощать, уничтожать – все это вы увидите в разнообразных образах Мачехи. Достаточно вспомнить яркий образ Бабы Яги.

И если все это теневое содержание женской и материнской природы станет доступным дочери для узнавания и пробы в своем уже собственном опыте – девочка выходит в жизнь подготовленной и вооруженной не только социально приемлемыми способами хорошей девочки, но и теневыми способами, которые несмотря на социальное неодобрение обязательно в жизни присутствуют, а зачастую только они и могут сработать в какой-то сложной и критической ситуации.

В треугольнике взаимоотношений возможны разнообразные связи и сюжеты, полно или неполно, адекватно или искаженно воспроизводящие эти механизмы. Рассмотрим три наиболее распространенных в жизни случая.

1. Победа матери в соперничестве за отца

Условия: полная семья, любящие и сексуально привлекательные друг для друга родители-супруги. Отец есть, и мать готова соперничать за него.

Это вариант адекватного разрешения комплекса Электры. Дочь, узнав негативные части материнского объекта, поборовшись за мужчину и проиграв битву за отца матери, смиряется. И, во-первых, ей при таком развитии сюжета удается оставаться ребенком и быть меньшей по отношению к могущественной матери, а так же оставаться меньшей и по отношению к отцу. Она имеет шанс оставаться ребенком и в течение жизни запрашивать и получать помощь как ребенок своих родителей. А, во-вторых, не заполучив отца в качестве доступного любовного и сексуального объекта, дочь свою потребность в любви направляет в мир. И с этого момента получает возможность (да и символическое родительское благословение) обретать мужчину в мире.

2. Победа дочери в соперничестве за отца

Условия: полная семья, не любящие друг друга или сексуально не привлекательные друг для друга родители-супруги. Отец есть, но мать не готова соперничать за него в связи с малой ценностью супруга для себя, или же наоборт – ее готовность соперничать черезчур яркая и жесткая, направленная не только на дочь, но и на других предполагаемых соперниц, уже существующих в жизни.

И это, к сожалению, вариант искаженного разрешения комплекса Электры. Дочь или не имеет возможности узнать мать как Мачеху и соперничающие части матери, или это узнавание происходит черезур жестко и дается большой ценой – через такую нелюбовь, которую девочка может вынести через внутреннее искажение реальности. Таким искажением может являться – преуменьшение матери, преувеличение важности отца, преувеличение себя по сравнению с матерью. В итоге юная женщина побеждает мать, а не смиряется перед ее могуществом. И таким образом теряет возможность оставаться ребенком, не запрашивает помощь как ребенок ни от родителей, ни от мира. Еще более печальная картина наблюдается в ее взаимоотношениях с мужчинами. Мать побеждена, отец достался дочери, т.е. мужчина у нее уже есть и искать мужчину в мире уже нет никакой необходимости. И даже если сознательно, повинуясь социальным образцам жизни, женщина ищет партнера, бессознательная картина гиперважности отца оказывает саботирующее этим поискам действие. Мужчина – не конкурент отцу.

3. Незаконченность эдипальной ситуации.

Условия: неполная семья. Отношения матери и отца прерваны. Есть другая женщина, связанная с отцом, но это не мать. Мать не соперничает за отца, уже отдала его. Место соперницы матери занято. И возможно рядом с матерью находится другой мужчина, который не так привлекателен как объект посягательства для дочери как родной отец.

Это вариант неполного, прерванного прохождения комплекса Электры. Потребность дочери в проживании ситуации соперничества с матерью не удовлетворена – мать за отца отказалась соперничать, предоставив в лучшем случае другую мужскую кандидатуру. Дочь теряет возможность узнавать негативные материнские аспекты, битва так и не состоялась… В результате ситуация соперничества становится хронической, хотя и мало интенсивной, в связи с чем и мало заметной, и еще менее осознанной. И юная женщина может, например, выбирать таких мужчин, которые бы заменили отца не только ей, но и матери – мужа. В контекст ее отношений с мужчинами постоянно каким-то образом вносится мать. В мужчинах же прежде всего нужен отец. Но самые яркие проявления этой незавершенной ситуации можно наблюдать, пожалуй, через взаимоотношения с женщинами. Такая женщина либо боясь соперничества, всячески избегает его. Это и понятно – территория соперничества не освоена до конца и пугает неопределенностью.

Либо наоборот – героически соперничает, не опознавая свой страх и недоверие женской части мира.

С детской ролью по отношению к миру так же возникают определенные сложности. БОльшие женские и мужские объекты не узнаются, в этой области – с кем можно быть меньшей, а с кем большей – путаница. И чтобы избежать этой путаницы и напряжений с ней связанных, женщине проще не входить в роль ребенка. Но возможен и обратный вариант фиксации в этой роли, ведь незаконченная ситуация, когда она ребенок по отношению к родителям – существует.

Разумеется, мы не смогли рассмотреть все сюжеты, которых великое множество. Совершенно очевидно, жизнь и история каждой семьи уникальна. Но тем не менее, надеюсь, нам удалось проиллюстрировать важность мифологически-жизненного сюжета превращения Доброй Матери в Мачеху для прохождения девочкой одной из значимых фаз развития и обретения ею важнейших составляющих женской идентификации.

Сказки дают нам примеры таких сюжетов, а через разрешение сказочных конфликтов мы можем познакомиться с вариантами решений жизненных семейных сюжетов, как правило, далеких от полнейшего благополучия.

Источник: psychology Автор: Елена Заманская

Жанятка
18.05.2010, 22:19
Восемь личностных качеств, необходимых для того, чтобы разбираться в людях

http://www.elitarium.ru/uploads/posts/1225256674_1451in.jpg

Понимание людей — это в значительной степени задача уяснения связей между прошлыми и нынешними поступками, между экспрессивным поведением и внутренними свойствами, между причиной и следствием. Для того, чтобы хорошо разбираться в людях, прежде всего необходима зрелость. Это подразумевает не только достижение определенного возраста, но и богатый запас опыта взаимодействия с человеческой природой в самых разнообразных и запутанных ее проявлениях. Рассмотрим восемь личностных качеств, необходимых для того, чтобы хорошо разбираться в людях.

Автор: Сергей Ивaнoвич Maкшaнoв, доктор психологических наук, профессор, управляющий группой компаний "Институт тренинга".

Влияние установок, стереотипов, опыта приводит к субъективным искажениям образа «Я» и других людей. Желания, предположения, привычные способы восприятия могут «программировать» наблюдение, фокусируя внимание на ограниченных фрагментах поведения человека.

Способность понимать своеобразие каждого человека называют идеографической сенситивностью. Г. В. Оллпорт описал восемь личностных качеств, необходимых для того, чтобы хорошо разбираться в людях:

1. Опыт ( Experience). Для того, чтобы хорошо разбираться в людях, прежде всего необходима зрелость. Это подразумевает не только достижение определенного возраста (30 лет или около того), но и богатый запас опыта взаимодействия с человеческой природой в самых разнообразных и запутанных ее проявлениях. Юность видит людей в узкой перспективе своего ограниченного опыта, и когда юных людей заставляют судить о тех, чья жизнь значительно отличается от их собственной, они часто обращаются к незрелым и несообразным клише, вроде: «старик отстал от жизни», «нормальный парень» или «чудак».

У опытного человека для каждого из бесчисленных человеческих проявлений уже есть богатая апперцептивная цепочка тщательно проверенных интерпретаций. Даже если ассоциации и умозаключения не являются единственными умственными процессами, помогающими понимать других людей, даже если — что возможно — нам нужно отдать дань и теориям интуитивного понимания, то и для интуитивного понимания необходимы прочные опытные основания.

2. Сходство ( Similarity). Это требование того, чтобы человек, который пытается судить о людях, по своей природе был похож на того человека, которого он хочет понять. Экспериментальные исследования показали, что те, кто точнее оценивают какую-то черту в другом человеке, сами в высокой степени обладают этой чертой. Но корреляция здесь не абсолютная, и все обстоит не так просто: подвижность воображения одного оценщика может оказаться ценнее, чем огромные запасы неиспользованного опыта другого.

Следует заметить, что «сходство» — это особый случай «опыта». Чем больше другой человек похож на меня, тем больший опыт общения с ним я имею. Именно по этой причине члены одной и той же национальной, религиозной или профессиональной группы обычно точнее других судят друг о друге.

3. Интеллект ( Intelligence). Экспериментальные исследования вновь и вновь подтверждают тот факт, что существует некоторая связь между высоким интеллектом и способностью точно судить о других людях. Вернон обнаружил, что высокий интеллект особенно характерен для тех, кто точно оценивает самих себя и незнакомых людей, но если оценщики хорошо знакомы с теми, кого они оценивают, то опыт до определенной степени может заменить исключительный интеллект. В целом, однако, хороший интеллект необходим, и причина здесь совершенно проста. Понимание людей — это в значительной степени задача уяснения связей между прошлыми и нынешними поступками, между экспрессивным поведением и внутренними свойствами, между причиной и следствием, а интеллект и есть способность устанавливать такого рода соотношения.

4. Глубокое понимание себя ( Insight). Правильное понимание наших собственных антисоциальных тенденций, своего притворства и непоследовательности, собственных сложных мотивов обычно удерживает нас от слишком поверхностных и простых суждений о людях. Слепота и ошибочность в понимании нашей собственной природы будет автоматически перенесена на наши суждения о других. Компульсивный невроз или любая другая причуда, не понятая нами самими, обязательно будут накладываться как проекция или ценностное суждение на наши оценки других людей. В практике психоанализа давно была признана необходимость предварительного познания себя. Прежде чем человек может развязать узлы других людей, он должен распутать свой собственный.

5. Сложность ( Complexity). Как правило, люди не могут глубоко понять тех, кто сложнее и тоньше их самих. Прямолинейный ум не питает сочувствия к волнениям ума культурного и разносторонне развитого... Две души обитали в груди у Фауста, и только одна у его помощника Вангера; и именно Фауст оказался способным в конце концов постигнуть значение человеческой жизни.

Из этого следует, например, что если психиатр обладает сложной натурой, то может извлекать из этого определенные преимущества, поскольку ему приходится иметь дело с исключительно сложными психическими состояниями, и даже если у него есть собственные невротические трудности, с которыми он хорошо справляется, то это будет лишь повышать его квалификацию. Это не означает, что мы не оставляем места для жизнерадостного психиатра без сложностей, чья роль не столько в понимании пациентов, сколько в ободрении их. С терапевтической точки зрения чаще бывает полезнее излучать здоровье и хорошее настроение, чем сочувственно входить в нарушения и сложности душевной жизни пациента.

6. Отстраненность ( Detachment). Эксперименты показали, что те, кто хорошо разбирается в других, менее общительны. Для них более характерна интроверсия, чем экстраверсия, и лучшие оценщики бывают загадочными и с трудом поддающимися чужой оценке. В среднем они не очень высоко ставят социальные ценности. У тех, кто занят социальными ценностями, не хватает времени на беспристрастное изучение других людей. Они испытывают сочувствие, жалость, любовь или восхищение и не могут отстраниться от этих эмоциональных отношений настолько, чтобы обрести непредвзятый взгляд. Человек же, который не пытается все время быть участником каких-то событий, но остается в стороне и наблюдает их, ничего не пропуская, вероятнее всего сможет сделать более ценные суждения. Часто случается и так, что хороший знаток людей (например, писатель) какое-то время почти целиком отдается участию в неких событиях, но затем выходит из них и начинает ретроспективно исследовать людей и случившееся с ним отстраненно.

7. Эстетические склонности ( Aesthetic Attitude). Часто с меньшей общительностью связаны эстетические склонности. Это качество стоит выше всех остальных, особенно если мы возьмем наиболее одаренных знатоков людей... Эстетический ум всегда пытается проникнуть во внутренне присущую объекту гармонию, будь то нечто настолько тривиальное, как какой-нибудь орнамент, или нечто настолько значительное, как человеческое существо. Уникальность и уравновешенность структуры — вот что интересует эстетическую личность во всех случаях. Такой склад ума необходим новеллисту или биографу. При высоком своем развитии эстетический склад ума может до определенной степени возместить ограничения «опыта», «интеллекта», «глубокого понимания себя», «сходства» и «сложности». Если же эстетический склад ума сочетается с этими качествами, то это чрезвычайно высоко поднимает искусство оценки.

8. Социальный интеллект ( Social Intelligence). Это качество не является обязательным. Романисты или художники часто им не обладают. С другой стороны, скажем у интервьюера, должен быть такой «солидный дар», поскольку его функция более сложна: он должен спокойно слушать и в то же время исследовать, побуждать к откровенности, но при этом никогда не казаться шокированным, быть дружественным, но сдержанным, терпеливым и одновременно побуждающим, — и при всем этом еще и никогда не выказывать скуки. Такое тонкое равновесие в поведении требует высокого уровня развития разнообразных качеств, обеспечивающих гладкость в отношениях с людьми. Для того чтобы тактично говорить и поступать, необходимо прогнозировать наиболее вероятные реакции другого человека. Поэтому социальный интеллект связан со способностью высказывать быстрые, почти автоматические, суждения о людях. Вместе с тем, социальный интеллект имеет отношение скорее к поведению, чем к оперированию понятиями: его продукт — социальное приспособление, а не глубина понимания.
элитариум

Жанятка
24.05.2010, 20:08
Эгоцентризм и объективность: искусство вести себя мудро

Автор: Макс Люшер ( Max Lusher), швейцарский психотерапевт, профессор, создатель клинического цветового теста Люшера. Материал публикуется в сокращенном и адаптированном переводе с немецкого.

http://www.elitarium.ru/uploads/posts/1203094669_1241in.jpg

Нормальные чувства себя — самоуважение, уверенность в себе, внутреннее удовлетворение и внутренняя свобода не осознаются тем, кто ими обладает. Он знает лишь, что у него сложились гармоничные отношения с окружающим миром, а в этом и заключается равновесие.

Нормальное чувство себя так же естественно, как и нормальное пищеварение и дыхание. Нормальная физиология протекает на бессознательном уровне. Лишь нарушения переводят физиологические функции в предмет сознания. Мы замечаем нарушения системы пищеварения, дыхания или сердца только тогда, когда они появляются. Так и нарушения чувств себя — мы осознаем их лишь при их появлении. Тогда мы создаем себе образ самочувствия: «Я чувствую себя опечаленным», «Я злюсь» и т.д. Они влекут нас в эгоцентрический заколдованный круг. Поэтому образы «Я» являются причиной нарушений чувств себя. Эгоцентричный человек одержим своими образами «Я». Через них он может даже стать беспощадным и жестоким.

Животное борется со своим врагом до тех пор, пока оно его ощущает: видит, слышит, чует. Агрессия животного — оборонительная, защитная. Эгоцентричный человек продолжает бороться до тех пор, пока чувствует себя униженным и обманутым. Даже когда враг уничтожен (т.е. врага вообще больше нет) эгоцентричный человек не отрекается от униженного образа «Я», от представления этого «Я», от эгоцентрического, бредового мышления. Поэтому и случаются «необъяснимые» трагедии, когда вырезаются целые деревни и кланы. Агрессия человека очень часто носит не только оборонительный, но и деструктивный характер.

Например тот, кто хочет прослыть «суровым мужчиной», отрицает свою мягкость и сентиментальность. Но если наблюдать внимательно, можно заметить, что отверженные качества характера чаще всего во всей полноте проявляются на бессознательном уровне. Поэтому ковбой, будучи суровым участником родео, поет у костра щемящие душу песни. Кто приспосабливается, демонстрируя внешне мягкую покорность, тот внутренне преследует свою цель с расчетливой твердостью. Твердость и мягкость, эти два противоположных полюса, удерживают равновесие с одинаковой силой.

У каждого, кто теряет гармоничное отношение к окружающему миру, присутствуют два противоположных чувства себя одновременно. Осознанному образу «Я» противостоит противоположный образ, который отрицается, и потому остается неосознанным.

Людей, которые вращаются в своем эгоцентризме, называют «невротиками». Невротик втягивает все (секс, имущество, престиж) в свой эгоцентрический заколдованный круг. При этом ему необходим кто-то еще, в качестве «сподвижника». Этот «кто-то» должен играть отводимую ему роль: олицетворять то, что невротик отрицает у себя и одновременно бессознательно проявляет. Но невротик нуждается в том, чтобы кто-то другой воплощал в себе бессознательные проявления невротика. Все что невротик отклоняет в себя, он взваливает на другого. Вместо того, чтобы признать вину за собой, он ищет ее в другом, и заведомо преувеличивает вину другого, которую он надеется найти.

Авторитарный человек отрицает свою неуверенность и подверженность чужому влиянию. Поэтому ему необходим другой, кто позволяет влиять на себя, и кто приспосабливается. Приспособленцу для удовлетворения своих потребностей в безопасности и защищенности необходим свой авторитарный человек, за которого он сможет уцепиться. Идеалист Дон Кихот дополняет себя самого реалистом Санчо Пансой.

В случае противоречий и отягощенных конфликтами отношений нам необходимо научиться понимать:
Что противоположные интересы существуют в конкретном человеке как «внутреннее противоречие».
Что эти противоположные интересы взаимно компенсируются.
Что осознаваемая сторона презирает и отрицает свой оборотный полюс, который по этой причине остается не осознаваемым.
Что неосознаваемая сторона навязывается другому человеку, который охотно или неохотно должен олицетворять собой эту роль. Поэтому каждый, кто хочет избежать признания своих ошибок, сначала ищет вину в другом человеке.

Эгоцентризм и объективность, или Искусство вести себя мудро

Очень полезно знать: противоречия перестают быть для нас проблемами и конфликтами, когда мы научимся видеть их во взаимосвязи и понимаем сами противоречия как взаимно дополняющие начала. Если мы осознаем это, нас не злят противоречивые мнения и точки зрения. Осознав природу противоречий, мы не страдаем от них.

Эгоцентричный человек так сильно захвачен тем, что он отрицает в себе, и против чего постоянно борется, что он и о состоянии другого человека думает так же, как и о своем. Эгоцентричный человек приписывает другому то, каким сам не хотел бы видеть себя ни при каких обстоятельствах.

Эгоцентрик воображает, что другой человек — точная противоположность его самого. В этом причина неспособен эгоцентрика судить о другом человеке объективно и разумно. Он упрекает другого именно в том, что сам отрицает в себе.

Во всех разнообразных вариантах эгоцентризма важно ясно понимать:
Эгоцентричный человек всегда проецирует на другого то качество, которое он считает неподходящим для себя.
Непризнаваемое качество находится в противоречии с образом «Я» эгоцентрика, поэтому он не просто отрицает это качество, но не смеет осознать его.
На основе понимания внутренней противоречивости эгоцентрика я приучил себя к одному простому правилу, которое охотно отдаю вам для размышления. Когда кто-то высказывает о ком-то другом заведомо ложное, необъективное, гипертрофированное мнение (например: «он ведь настоящий скряга» или «он большой хвастун» или «ему вообще нельзя доверять» и т.д.), то я предполагаю, что эгоцентрическое суждение описывает именно то качество, которым этот «судья» сам обладает, но у себя он его отрицает. Поэтому я дополняю все подобные высказывания тремя словами: «как и я сам». Тогда звучит полная информация.

Не только преувеличенные высказывания, но и неадекватные формы поведения объяснимы с точки зрения эгоцентризма. У многих людей есть скрытый отрицаемый противоположный полюс. Нередко мы встречаем авторитарных персон, которые ведут себя агрессивно или высокомерно и заносчиво: некоторые родители по отношению к детям, некоторые начальники по отношению к сотрудникам, некоторые супруги по отношению друг к другу. Все они с легкостью упрекают других. Что хочет побороть в себе эгоцентрик? Что он отрицает, потому что это противоречит его образу «Я».

Авторитарный человек опасается своей подверженности чужому влиянию. Вместо своей подверженности чужому влиянию и собственной зависимости он хочет утвердиться при помощи авторитарной жесткости. Поэтому, только поэтому, он ведет себя авторитарно, агрессивно, или высокомерно.

До тех пор, пока мы чувствуем себя внутренне свободными и самостоятельными, мы можем без искажений воспринимать разные побуждения. Можем свободно решать, что хотим одобрить или отвергнуть конкретное побуждение. У авторитарного эгоцентричного человека все по-другому. Для него не существует реально-объективное суждение. Над ним властвует идея защиты своего образа «Я». Поэтому он чувствует опасность, исходящую от других людей, и такую же опасность в тех ситуациях, когда события развиваются не так, как хотелось бы ему. Но подверженность чужому влиянию находится в противоречии с авторитарным образом «Я», поэтому эгоцентрик отрицает ее у себя и навязывает ее другому, который должен взять на себя роль человека, подверженного чужому влиянию и покорного. Если эгоцентрик не может защититься, он превращается в приспосабливающегося. Авторитарный человек и приспосабливающийся образуют парно-партнерские отношения. Такие отношения можно наблюдать у супружеских пар, среди братьев и сестер, среди друзей, в трудовых коллективах.

Настоящее самоуважение относится к нормальным чувствам себя. Эти чувства, как мы уже установили, не осознаются теми, кто ими обладает. Поэтому более-менее опытный взгляд легко распознает истинное положение вещей: люди, много рассуждающие о своем самоуважении, чаще всего оперируют лишь своим гордым образом «Я».

Мне вспоминается сорокалетняя представительная секретарь, которая чувствовала себя оскорбленной в своей гордости, потому что шеф явно обманул ее.

Секретарь серьезно обдумывала возможность увольнения со своего во всех отношениях привилегированного места. Я поинтересовался, в чем же заключается обман. Секретарь привела мне последний пример: «Вчера после обеда шеф сказал, что поедет домой, чтобы там, где ему никто не мешает, подготовиться к общему собранию. Он не хотел, чтобы его беспокоили даже телефонными звонками. Но я узнала, что он меня обманул. На самом деле шеф сначала пошел играть в теннис, а потом плавать». В данном случае соответствует ли действительности утверждение, что проблемы и конфликты — это такие ситуации, которые не рассматриваются нами во взаимосвязи, как дополнения друг другу? Очевидно, что авторитарный человек и приспосабливающийся дополняют друг друга. А в чем заключается «дополнение» в случае с лгущим шефом?

В нем самом. Он лжет ради себя: ему хочется уклониться от неприятной подготовки к общему собранию, поэтому он идет играть в теннис и плавать. Для него это бегство от себя. Поэтому он и лжет — сам себе.

Секретарь же приняла ложь на свой счет и поэтому чувствует себя оскорбленной. И это уже ее собственная эгоцентрическая неправильная точка зрения. В действительности шеф хочет отречься от своего постыдного бегства от себя — оно противоречит его тщеславной самодисциплине и организованности. Он лжет ради себя самого.

Если мы эгоцентрируем проблемы, то мы не решаем их, а превращаем в личный конфликт. Все, что является несоответствующим позитивному чувству себя: агрессию, унижение, лесть, обман, не следует эгоцентрично принимать на свой счет. Нам необходимо научиться изменять полюс нашей позиции в ситуациях, когда мы чувствуем себя смущенными, разгневанными, оскорбленными. Изменять полюс означает не эгоцентрировать проблему, а объективизировать ее. Осознавать, что перед нами «проблема другого человека», и понимать, как другой человек переоценивает себя и одновременно недооценивает.

Противоположные чувства себя дополняют друг друга и создают эгоцентрическое равновесие. Кто может переменить полюс своей эгоцентрической позиции — объективизировать его, тот не сердится и не разочаровывается. Он видит любую ситуацию такой, какая она есть на самом деле, поэтому проблема решается. Он избавлен от конфликтов. Кто судит объективно, тот ведет себя мудро.

Мысли и выражения такого рода: «Какая подлость», «Этого я не позволю», «Этого мне не надо», «Я ему докажу», «Они у меня — еще попляшут», «Эти идиоты» — явные сигналы тревоги, которые оповещают нас о том, что мы уже вращаемся в эгоцентрическом заколдованном круге. Так происходит с нами, если мы не меняем полюс и не объективируем, а наоборот, эгоцентрируем каждую мелочь: невнимательность, дурное настроение, дождливую погоду или край стола, на который мы наткнулись. Эгоцентрирование осуществляется тогда, когда мы все оцениваем со своей колокольни: «Эта вечная дождливая погода действует мне на нервы», «Этот дурацкий край стола меня раздражает», «Действительно, его отношение ко мне — это уж слишком», «Его скверное настроение постепенно делает меня больным», или «Я осел», «Все же я тупой».

Противоположным полюсом для того, кто чувствует себя неполноценным и малозначимым, служит завышенная потребность в признании. Из-за того, что осознанный образ «Я» не может удовлетворить завышенную потребность в признании, человек ищет другого, кем он сможет восхищаться и кого он сможет идеализировать. Человек мечтает о том, прославляет того, кем сам хочет быть. Поэтому понятно, почему молодые люди, которые считают, что сами ничего из себя не представляют становятся, фанатами своих кумиров и восторгаются ими с безумным энтузиазмом.

Мы помещаем себя в «тюрьму без окон», тюрьму эгоцентризма, из которой путь в реальную жизнь, к настоящей самореализации замурован. Люди-узники чувствуют, что они так и не стали по-настоящему зрелыми, взрослыми людьми. Вместе со своими снами наяву они погружаются в мир иллюзий. Они полагают: «Правильная жизнь у меня еще впереди, все, что было до этого, не могло быть правильной жизнью». Эти слова сказала мне женщина, одна из красивейших кинозвезд Германии, в откровенном разговоре. И было ей тогда сорок два года.

Эгоцентрик ограничивает всю свою жизнь, окружающих людей, любовные отношения и партнерство, профессию и интересы, играя «в роли» с другим человеком.

Эгоцентричный человек всеми способами преследует выгодную для него цель. Это проявляется в использовании другого человека. То же повторяется и в случае, когда эгоцентрик использует другого только для того, чтобы отвлечься от внутреннего одиночества и скуки. Иногда эту роль исполняет постоянно включенный телевизор, иногда — бульварная газета. Кто заметит, насколько часто он проявляет интерес к другому человеку исключительно ради выгоды, тот может оценить, сколько времени он уже провел замурованным в «тюрьме без окон» своего эгоцентризма. Он понимает, что большую часть своей жизни принес в жертву своему образу «Я», то шагая по тропе тщеславия, то чувствуя себя стесненным. А того, кто не осознает свою эгоцентрическую ограниченность, эгоцентризм опутывает неудовлетворенностью, депрессией, страхом.

Страх может проявляться как боязнь разнообразной ограниченности: закрытых помещений, кинозалов, лифтов, туннелей. Или наоборот, как боязнь простора и потерянности на улицах и площадях, при входе в ресторан, при общении с большой группой людей, в незнакомых ситуациях, в темноте.

Страхи, вызванные эгоцентрическим заколдованным кругом, не только очень разнообразны по форме, но и переживаются по-разному: как осознанная боязнь чего-то, как слабо осознанная депрессия и т.д. Но страхи этого круга могут существовать и совсем на бессознательном уровне и проявляться как психосоматические нарушения: головные боли, боли в спине и в горле, нарушения желудочно-кишечного такта, сна и т.д. Или как тяга слишком много курить, есть, пить, употреблять наркотики.

Страхи и завышенные требования, депрессии и иллюзии, психосоматические нарушения и заместительные действия — все это бессловесные признаки эгоцентрического противоречия.
элитариум

сергий
14.07.2010, 06:45
Сказки дают нам примеры таких сюжетов, а через разрешение сказочных конфликтов мы можем познакомиться с вариантами решений жизненных семейных сюжетов, как правило, далеких от полнейшего благополучия.

А как достигли благоПОЛУЧИЯ, так все ценное накроется медным тазиком

Добавлено через 6 минут
Страхи и завышенные требования, депрессии и иллюзии, психосоматические нарушения и заместительные действия — все это бессловесные признаки эгоцентрического противоречия.
элитариум

и все бы ничё,ислебы иго можно было бы удалить\ликвидировать\лобовым ударом,ан нет пока корни целы -новые головы будут произрастать.