PDA

Просмотр полной версии : Секс в литературе


Vicont
05.12.2009, 22:08
Фактор дурно описанного секса: выдержки из книг, вошедших в шорт-лист премии

Жюри антипремии, которую присуждает английский журнал Literary Review за худшие описания секса в художественной литературе, обнародовало шорт-лист этого года. В список попали новые книги таких известных авторов, как Филип Рот, Джон Бэнвилл, Амос Оз, Пол Теру и Ник Кейв. Не обойдены вниманием и скандальные "Благоволительницы" Джонатана Литтелла - роман, написанный американским автором по-французски от имени офицера СС. Но, по мнению жюри, неудачные описания секса можно найти и у менее именитых писателей.

The Guardian публикует отрывки из откровенных сцен, которые вызвали наибольшее раздражение экспертов.

Филип Рот в романе "Усмирение" описывает садомазохистские игры с участием героя и двух женщин. "Это была уже не мягкая эротика. Уже не ласки и поцелуи двух раздетых женщин в постели. Теперь в этом было что-то первобытное: насилие женщины над женщиной в комнате, наполненной тенями. Пиджин была волшебным гибридом шамана, акробата и животного. Казалось, между ног у нее маска, странная маска-тотем, превратившая ее в существо, которым ей быть не полагалось. Она запросто могла оказаться вороной или койотом, одновременно оставаясь Пиджин Майк".

Джон Бэнвилль в "Бесконечностях" повествует о встрече персонажа с некой Альбой, которая сбросила с себя платье одним движением и поволокла за собой, как тореро - плащ: "Поцеловав ее горячий мягкий рот с легким синяком в уголке, он сразу понимает, что она была с другим мужчиной, и совсем недавно, - этот привкус рыбьей слизи и опилок, пусть почти неуловимый, ни с чем не спутаешь, - и он не сомневается, что это рот энергичной уличной женщины. Ему все равно".

Герой Амоса Оза ("Рифмуя жизнь со смертью") самоотверженно, как подчеркивает автор, доставляет удовольствие любовнице, направляя ее наслаждение, точно "корабль в порт приписки". "Он чувствует волны, пробегающие по ее коже, словно превратился в чувствительный сейсмограф, который перехватывает и мгновенно расшифровывает реакцию ее тела и претворяет эти открытия в умелое, аккуратное судовождение, предвидя и предусмотрительно огибая каждую мель, держась подальше от всех подводных рифов, сглаживая все грубости, кроме той медленной грубости, которая входит и выходит, входит, проворачивается и выходит, входит, гладит и выходит, и заставляет ее трепетать всем телом".

У персонажей Сенджиды О'Коннелл ("Нагое имя любви") дело поначалу идет туго: "Он почувствовал, что им не хватает какого-то ключевого ингредиента; она участвовала в акте лишь частично". Но героиня показала герою, что надо делать, и он почувствовал, что "висит в глубокой зеленой воде, о его тело разбиваются волны, а до чистого широкого берега можно доплыть несколькими медлительными взмахами".

В триллере Пола Теру "Мертвая рука: преступление в Калькутте" повествователь осваивает язык тантрического секса: "Она прижала к моим вискам ладони и пригнула мою голову книзу, к своим благоухающим бедрам. "Йони пуджа - молись, молись у моих ворот".

Персонаж романа Ника Кейва "Смерть Зайки Монро", как и следовало ожидать по названию, не чужд некрофилии: "Он чувствует, как постепенно замирает ее умирающее сердце и видит, как на коже черепа, под жидкими, распрямленными утюжком волосами, сгущается голубизна".

Джонатан Литтелл описывает, как его герой уложил любовницу на гильотину. "Я поднял люнетту, заставил ее вставить в люнетту голову и опустил защелку на ее длинную шею, аккуратно откинув в сторону густые волосы". Он угрожает отрубить любовнице голову и вскоре чувствует разрядку: "Это сотрясение опустошило мой мозг, точно ложка, вычерпывающая изнутри сваренное всмятку яйцо".

Персонаж Энтони Куинна (роман "Спасатель"), напротив, обращается с женщиной и ее одеждой учтиво, но кое-что его раздражает: "Его руки ласково прикоснулись к острым выпуклостям ее бедренных костей и потрогали пуговицы на боку ее юбки, с которыми, как он ожидал, будет сложно, если только не... У него было ощущение, что он пробирается сквозь вуали, падает вниз головой туда, где все обнажится, и перспектива медлить, возиться с очередными пуговицами была невыносима".

Герой романа "Любовь начинается зимой" Саймона Ван Буи ощущает: "Тело Ханны раздувалось, переваривая все, что я мог дать. В эти финальные моменты мы существовали, слившись безраздельно, - все воспоминания аннулированы желанием, которое принадлежало нам, но и управляло нами. Потом мы замерли недвижно, точно единственные два корня на весь лес".

И, наконец, Бобби и Джорди - пара из романа "Десятиэтажная любовная песнь" Ричарда Милуорда. "Бобби раздвигает ее полированные сосновые ноги и засовывает руку ей под юбку: у ее манды какая-то вечерняя тень, похоже на подушечку с иголками, но губы приятные и скользкие, и он натирает ее смазкой по кругу, то по часовой стрелке, то против, то выписывая восьмерки, пока Джорди не начинает трахать воздух, с наслаждением суча ногами. Тут Бобби начинает торопливо ощупывать ковер в поисках Мистера Гондона, и пять-шесть разноцветных "дюрексов" разлетаются во все стороны, и вскрыть упаковку ему трудно, и Джорджи приходится раскатать Мистера Гондона по его Мистеру Пенису и помочь ему вставить Мистера Пениса в Миссис Вагину". inopressa.ru

Deadlight
07.12.2009, 11:10
Не самые интригующие эротические сцены :D Хотя последняя - авторства Ричарда Милуорда забавна :) Помню, несколько лет назад читала "Колыбельная" Чака Паланика - очень милая эротическая сцена была бы, если б в конце нее не оказалось, что девушка в ней описанная была уже мертва :o :hello:

Забава
07.12.2009, 16:23
Я, конечно, не ханжа, но мне всегда было интересно – автор "сексуальной картинки" на себе лично испытал описываемое или это его эротические фантазии, или сны? После прочтения "Эммануэли" в грузинском переводе, я решила, что это самое худшее описание секса и хуже уже не бывает, но вы, Vicont, меня переубедили. Есть, оказывается, "перлы" покруче. :-[

Deadlight
07.12.2009, 16:28
Насколько я знаю, лучше всего эротические романы писать как раз в состоянии полного полового воздержания :D

Забава
07.12.2009, 16:33
Насколько я знаю, лучше всего эротические романы писать как раз в состоянии полного полового воздержания :D

Тогда грузинский переводчик долго-долго-долго-долго воздерживался! А потом с таким удовольствием окунулся с головой в работу!:D
А некоторые авторы свои самые "лучшие" сцены пишут в "парах" алкоголя и не только.

Забава
13.12.2009, 11:49
Секс в литературе
Фактор дурно описанного секса: выдержки из книг, вошедших в шорт-лист премии
Вы предлагаете обсудить в этой теме только это? Или будем говорить о месте секса в литературе вообще, в том числе и у классиков?

Vicont
13.12.2009, 14:53
Вы предлагаете обсудить в этой теме только это? Или будем говорить о месте секса в литературе вообще, в том числе и у классиков?
Можно обсуждать даже отдельно - секс, литературу и классиков того и другого. :)

SINderella
14.12.2009, 23:19
Тут Бобби начинает торопливо ощупывать ковер в поисках Мистера Гондона, и пять-шесть разноцветных "дюрексов" разлетаются во все стороны, и вскрыть упаковку ему трудно, и Джорджи приходится раскатать Мистера Гондона по его Мистеру Пенису и помочь ему вставить Мистера Пениса в Миссис Вагину


ахахахаа, как убого)))

что-то не могу вспомнить не одной постельной сцены захватывающе-красивой=((
хотя в голову запало не сколько "постельных сцен"

Пожар в трусах
15.12.2009, 00:46
А де Сада обсуждать буим? Кто читал расскажите стОит?

Ветер в волосах
15.12.2009, 11:43
Любой "эротический триллер" с цветастой обложкой - это шедевр!

Deadlight
15.12.2009, 11:51
Я читала де Сада. "Жюстина и несчастья добродетели", "Маркиза де Ганж" и "Тайная история Изабеллы Баварской". В "Жюстине" встречается акты содомии, кровосмешения, садо-мазо, лесбиянства и так далее :D Некоторым читать противно, но я люблю всякую жесть :-[ Но вот обоюдное удовольствие герои получают только в произведении Де Сада "Философия в будуаре", поэтому только его можно назвать эротическим.

Забава
16.12.2009, 10:03
Можно обсуждать даже отдельно - секс, литературу и классиков того и другого.
Секс нельзя рассматривать отдельного от того или иного произведения художественной литературы и от автора, написавшего его. Помните, как в предисловии к "Лолите. Исповеди Светлокожего вдовца", В. Набоков пишет: "Для читателя, рассматривающего /"Лолиту"/ просто как роман, ситуации и эмоции, в нем описанные, остались бы раздражительно-неясными, если бы они были обесцвечены при помощи пошлых иносказаний. Правда, во всем произведении нельзя найти ни одного непристойного выражения; скажу больше: здоровяк-филистер, приученный современной условностью принимать
безо всякой брезгливости целую россыпь заборных словечек в самом банальном американском или английском романе, будет весьма шокирован отсутствием оных в /"Лолите"/. Если же, ради успокоения этого парадоксального ханжи, редактор попробовал бы
разбавить или исключить те сцены, которые при известном повороте ума могут показаться "соблазнительными"…, пришлось бы вообще
отказаться от напечатания /"Лолиты"/, ибо именно те сцены, в которых досужий бесстыдник мог бы усмотреть произвольную чувственность, представляют собой на самом деле конструкционно необходимый элемент в развитии трагической повести, неуклонно движущейся к тому, что только и можно назвать моральным
апофеозом. Циник скажет, что на то же претендует и профессиональный порнограф; эрудит возразит, что страстная исповедь "Г. Г." сводится к буре в пробирке, что каждый год не меньше 12% взрослых американцев мужского пола …проходит через тот особый опыт, который "Г. Г." описывает с таким отчаянием, и что, пойди наш безумный
мемуарист в то роковое лето 1947 года к компетентному
психопатологу, никакой беды бы не случилось. Все это так, но ведь тогда не было бы этой книги."
Все сцены в произведениях, предназначены для того, чтобы акцентировать внимание читателя на главной идее автора. В одном случае эротическая сцена показывает глубину чувств главного героя, например у А.И.Куприна "Суламифь": "Жадно внимала ему Суламифь, и когда он замолкал, тогда среди тишины ночи смыкались их губы, сплетались руки, прикасались груди. И когда
наступало утро, и тело Суламифи казалось пенно-розовым, и любовная усталость окружала голубыми тенями ее прекрасные глаза, она говорила с нежной улыбкою:
- Освежите меня яблоками, подкрепите меня вином, ибо я изнемогаю от любви". В другом случае, как в "Преступлении и Наказании", чтобы показать социальное неравенство общества Ф.М.Достоевский показывает жизнь Сонечки Мармеладовой, которая была вынуждена оказывать сексуальные услуги, чтобы содержать свою семью. Поэтому эротические сцены – это выразительные художественные средства, которые нельзя отрывать от контекста произведения. На мой взгляд, пиком художественного совершенства автора является способность описать эротическую сцену без использования "пикантных" словечек, не смакуя подробности.
Хотя и литература бывает художественной, научно-популярной, научной, "желтая пресса" и т.д.; да, и секс тоже бывает разный – "секс ради секса", секс, как любовь, дружеский секс, тантрический секс и т.д. Даже "Камасутру" нельзя рассматривать, как комиксы или журнал "Веселые картинки". В этой книге тоже свое глубокое философское содержание.

Забава
02.01.2010, 11:59
Говоря о сексе в литературе, не стоит забывать и устное народное творчество. :):) В книге "Антология мирового анекдота. Он меня любит и любит…", которую можно назвать сборником мирового эротического анекдота, перед нами разворачивается история человеческой любви, рассказанная в анекдотах. Читая сборник, вдоволь посмеешься, узнаешь, как в разных странах и на разных континентах люди знакомятся, как быстро парень и девушка оказываются в общей постели, как идут под венец, какие истории случаются в первую брачную ночь и во время свадебного путешествия.
Например:

"После свадебного торжества, перед брачной ночью, невеста бросается в объятия матери и рыдает.
-Не плачь, доченька, - просит мама. – каждая из нас должна через это пройти. И бабушка, и тетя, и я можем тебя заверить, что в действительности это не больно – будто бы муха укусила…
- Мама, - говорит сквозь слезы дочь, - заниматься любовью я умею, а вот готовить – нет!" (польский анекдот)

"- Надеюсь, я первый мужчина, которому ты отдалась? – спрашивает муж свою избранницу после первой брачной ночи.
- Разумеется, дорогой,… Но, скажи, пожалуйста, почему все мужчины задают один и тот же вопрос?" (датский анекдот)

"По дороге в спальню один поручик забеспокоился:
- Что нужно сделать, дорогая, чтобы не испачкать простыню?
- Мне – ничего, дорогой, а тебе – следует вымыть ноги, - ответила невеста." (русский анекдот)

"Вечером муж возвращается домой. Он разгневанно жалуется жене:
- Представь, дорогая, в НИИ ко мне прибегает какой-то тип, спрашивает: "Как дела, рогоносец? Тебе еще не нужны щипцы для завивки рогов?..." Честное слово, если завтра что-нибудь подобное повторится, дам ему в нос.
Утром при встрече тот же тип брезгливо ухмыляется: "Привет, рогоносец, оказывается ты еще и доносчик…"" (русский анекдот) :)

Забава
06.01.2010, 11:13
В русской, советской художественной литературе нет секса, есть любовь. Любовь озаряет лицо ребенка, когда он смотрит на своих родителей. С ростом, т.е. с появлением половой зрелости, возникает любовь к противоположному полу. Ибо самое главное у человека – это любовь, которая ведет к неизведанным вершинам блаженства морального и физического. На Руси существовал обычай посиделок, вечерок, где не только допускали, но и требовали вольности в обращении, ибо если девушка проявляла строгость, то ее исключали из собрания; а также обычай ночевки, когда парень ложился вместе с девушкой до утра. При этом она сохраняла девственность. Все эти обычаи нашли свое отражение в русском песенном творчестве – частушках. В разных областях России частушки называют по-разному: пригудки, прибаторы, ихахошки, припевки, страдания, скоморошье, вертушки, бакулки и т.д. И все они, в основном, о любви к противоположному полу. Например:

"Есть миленок у меня
В том краю и в этом.
Одного люблю зимой,
А другого - летом".

"Рядом с домом, вот беда,
Милый не находится,
Мне за тридцать километров,
Ох, любить приходится".

"Не ревную я нисколько –
Без того есть много дел.
Завяжу глазищи только,
Чтоб на девок не смотрел".

"Расцветают два цветочка,
И на солнце греются, да,
На твою любовь, Ванюша,
Не могу надеяться".

А секс появился в нашей стране с приходом демократии.:-[ Уж больно слово какое-то скользкое и ничего не значащее - формулировка технологичсекого процесса.:-[

СЛАУ
03.05.2013, 14:13
Шутка по сабжу, из Инета:
Он страстно кинул её на кровать, но промахнулся.