PDA

Просмотр полной версии : Травма


Жанятка
06.07.2014, 23:24
Вменяемо - о зависимости


есть еще одна очень популярная пара ролей - Отвергающий Родитель и Заботящийся Ребенок. Роли эти хорошо усвоены большинством людей на подсознательном уровне. И большинство людей играет в них так же профессионально, как в Треугольник Карпмана. Только эта партия на двоих.
Один партнер недоволен, другой стремится его умаслить.
Один партнер страдает от одиночества, другого раздражает его навязчивость.

В первую очередь это - травма, тяжелая травма отвержения.
А во-вторых это - игра. Классическая берновская игра.


Структура слияние-бегство - так по-умному зовется эта вечная игра в догонялки.
Один партнер стремится к слиянию, к близости и заботе, другой всячески близости избегает.

Эта структура соответствует травме отвержения. Травма происходит тогда, когда маленький ребенок нуждается в любви и принятии, когда он зависим от любви родителя, а родитель этой любви не дает.

Причем не дает не потому, что не чувствует потребностей ребенка, как можно подумать. Как раз наоборот - очень даже чувствует и очень даже эмпатирует. Зависимость и слабость его ребенка резонирует с Внутренним Ребенком самого родителя.
Но для травмированного родителя это ощущение непереносимо. Его самого в детстве недолюбили, его бросали, его ругали за слабость, а его зависимость и желание угодить использовали в корыстных целях.
А травма - если вы помните - это в числе прочего еще и неправильно принятое решение. В травме отвержения в картину мира встраивается лживое представление о том, что он виноват в том, что ему больно - виноват потому, что он слаб и зависим. Хотя на самом деле виноваты родители, которые использовали его зависимость и желание угодить для своих собственных нужд.

Травмированный родитель, во-первых, проецирует собственную зависимую и уязвимую часть на ребенка. Потому что он не в состоянии эту часть почувствовать и не травмироваться опять. Во-вторых, в соответствии со своей картиной мира, он стремится всеми силами уничтожить слабость как таковую.
Попав в травму отвержения, родитель становится неоправданно жесток к своему ребенку, и его агрессия гораздо выше здорового уровня.

А что в этот момент делает ребенок? С одной стороны, он не в состоянии пережить свою уязвимость без мамы - он не обладает еще достаточными навыками самоуспокоения. И не научится никогда. Потому что кроме как от мамы, ему больше неоткуда взять так называемый хороший внутренний объект , который необходим для самоуспокоения.

Он усваивает ту же травматическую установку, что и родитель: Я виноват в том, что я слаб .

Но вот ребенок вырос. Дитя слабо и зависимо по своей природе, но взрослый человек - нет. Однако, не получив принятия в детстве, и обесценивая и отвергая собственную слабость, человек словно застывает во времени. Его психика замораживается в той ситуации, когда его отвергли. Он одновременно болезненно зависим от признания окружающих, и в то же время всячески отрицает свою зависимость.
Он бы мог уже давно перешагнуть этот этап, если бы отказался от той внушенной ему установки: Слабый ты отвратителен, твоя слабость дает окружающим право поступать с тобой как угодно . Почувствовать свою боль от одиночества, гнев на эксплуатирующих его зависимость родителей, и свое огромное желание быть принятым.
И только почувствовав все это, погрузившись в это, просить помощи и получить ее. А затем понять, что все уже прошло, что больше не нужно никого просить о помощи - взрослый человек может помочь себе сам.

Вместо этого он пытается вырвать из себя эту слабость, не чувствовать ее, игнорировать ее, спрятать ее как можно глубже, как нечто постыдное, и никому никогда не показывать. Но зависимость и потребность в близком и поддерживающем человеке нельзя спрятать - шила в мешке не утаишь.

И вот он вырастет и... да-да, превратится в такого же Отвергающего Родителя.


Тогда же и рождается игра - социально приемлимый способ действовать в эмоционально неприемлимой ситуации.
Две роли фиксируются в сознании, и впоследствии повторяются в подходящих условиях.
Из роли Нуждающегося Ребенка человек научается со временем извлекать выигрыш. Во-первых, сочувствие и упоение ролью отвергнутого, во-вторых - виктимная выгода (покорность снижает градус агрессии, типичный способ уменьшить ущерб), в-третьих - само по себе ощущение безопасности от нахождения в фиксированной роли (тот самый страх зависимых перед свободой).

При этом он иногда сознательно, а иногда бессознательно стремится попасть в роль Отвергающего Родителя. Потому что там, в травме, его родитель победил его - а человек всегда стремится занять место победителя.

Все, что хоть как-нибудь похоже на нелюбовь и отвержение, будет выбрасывать зависимого в привычную роль Нуждающегося Ребенка. Косой взгляд в метро. Грубость продавщицы. Плохое настроение партнера. Замечание учителя.
Огромное количество происшествий трактуются одним-единственным способом - меня не любят. Потому что травма. Даже если это посторонние люди, и их любовь даром не нужна. Даже если недовольное лицо из-за мозоли на пальце.

Ну а все, что хоть как-то похоже на слабость и на то, что кто-то от меня зависим, будит во мне Отвергающего Родителя. Моя девушка, которая скучает по мне. Покупатель просит поменять испорченный товар. Сестра позвонила и просит помощи с домашним заданием. Друг просит денег в долг. Одна роль, одна трактовка - слабые должны сдохнуть.

Любое заискивание выбрасывает партнера в Отвергающего Родителя, отвержение - в Нуждающегося Ребенка. И поди слови, когда еще ты общаешься с человеком, а когда уже со своей травмой.

Любимые игры Нуждающегося Ребенка - Недотепа , Деревянная нога , Дурачок , Дай мне пинка .
Любимые игры Отвергающего Родителя - Если бы не ты... , Попался, сукин сын , Ну не ужасно ли?


И еще кое-что, насчет любимых ролей.
Выбор любимой роли зависит от того, поощрялась ли в семье роль слабость и беспомощность, либо же от ребенка требовали быть взрослым и держать себя в руках.
Роль Нуждающегося Ребенка ретравматизируется по типу отреагирования, то есть просто повторения травмирующей ситуации.
Роль Отвергающего родителя ретравматизируется с помощью идентификации с агрессором, поскольку эта роль сильнее .

Но если любимой роли нет, то точно так же, как и в Треугольнике, такая парочка кружится в бесконечном вальсе - навязываясь и отвергая, отвергая и навязываясь. Когда один нуждается, другой холоден. Стоит отойти в сторону, и холодный уже бежит навстречу и жаждет объятий. Это же классика: хочешь, чтобы мужчина тебя любил, будь к нему равнодушна , или женщины влюбляются в плохих парней .
Любовью в такой паре и не пахнет. У Нуждающегося Ребенка есть только детское выпрашивание внимания и попытка сделать из заботливого партнера родителя. Отвергающий Родитель же обретает власть и поддерживает таким образом свое Эго. Да, это у него такое представление о власти - отвергнуть, оставить, быть независимым. Потому что именно так властвовали над ним его родители - угрожая оставить в одиночестве.

В конечном счете, эта схема - ровно та же самая зависимость.
Тот же самый игровой коридор, который дают роли, тот же самый побег от реальности. Человек закрывается в своем внутреннем мире, где есть только зависимость и бегство от нее, лишаясь способности воспринимать иные социальные роли.
[url=http://transurfer.livejournal.com/]